b_200_150_16777215_0_0_images_stories_forarticle_zima2012_245892.jpg- Сегодня постарайтесь не поспать - может, что и увидите, - сказал капитан и отправился на боковую.
Это было в дельте Лены, близ Тикси, где великая река распадается на тысячи рукавов. Мы бросили якорь и встали на ночевку.

Я уже засыпал в радиорубке, когда ворвался видеоинженер Лапшов. На нем не было лица.
- Скорей! - выдохнул он.
Я вылетел на палубу в одном тапочке, успев схватить фотокамеру. От берега и до берега - а ширина судоходной протоки здесь - девяносто километров, ширилась, играла, танцевала, манила

и кружила голову розовая полоса северного сияния. Мы включили все любительские фотокамеры и профессиональную теле. Нас было четверо - Лапшов, оператор Белов, я и вахтенный матрос Коля.
Полоса сменила цвет и стала изумрудной. Внезапно она опустилась и почти коснулась наших голов - протяни руку, если храбрый... Потом она превратилась в круг с непостижимой черной глубиной в середине. Там была не ночь. Там был пустота - как забвение, как обморок.

Круг вспыхнул мириадами цветов, вне его играли звезды. Волны шли уже сквозь нас, а пустота середины вызывала жуть, оторопь и неотвратимо влекла.

- Господи, нет! Не сейчас! - прошептал неверующий Лапшов.

Отказали все камеры, а волны плескали цветными брызгами нам в лица. И звук - да, был какой-то отдаленный звук. Будто в тундре звенели кимвалы неведомых шаманов и сеялся звон серебряных колокольчиков - камлали то духи Севера? Плакали ли души ушедших - и если правда, что радуга - это мост на тот свет, то что же тогда северное сияние?

Все кончилось. Круглый тоннель, в котором ничего не было, заполнился равнодушными звездами, краски вкруг него погасли. У меня два дня трещала голова, и лишь в Якутске ученые объяснили нам, что мы видели редчайшее явление - концентрическое северное сияние. Может, и так.

Теперь по делу. Говорят, скоро будут делить Арктику, которая была нашей, да вдруг стала общей. Мне с них смешно. Как они возьмут себе шельф, если над ним - эта хмельная атмосфера? Как рассчитывают забрать газ, если вместе с ним существует бескрайность, выразить которую нельзя, а можно лишь пить взахлеб распахнутой грудью. Зачем им алмазы, если нет северного сияния?

Пусть возьмут. А нам хватит того, что ни у кого нет. Потому что это больше, чем может вместить жизнь, и дороже, чем вся нефть мира, не говоря уже о газе. Им не нужно, а нам без этого - край.

Не верите? Спросите Колю...


фото izvestia.ru

^