Тикси, лето 2012 г.В 2013 году заполярному поселку Тикси исполнится 80 лет, а еще через год столько же лет – одному из самых северных портов России Тикси. Более полувека его называют «морскими воротами» Якутии. Но после 90-х годов они сузились до таких размеров, что теперь через них проходит одно морское судно за лето.
До своего ближайшего юбилея некогда крупнейший транспортный узел российской Арктики дотянет. Но доживет ли он до следующего, если государство не вмешается в его судьбу, вопрос действительно важный. А в свете последних событий, связанных с закрытием аэропорта Тикси, реконструкцией взлетно-посадочной полосы, которая продлится до 2015 года, проблемами по доставке пассажиров и грузов, представляется актуальным уже сегодня.
Как было и как стало О счастливом прошлом самой крупной гавани российского Заполярья, где в 80-е годы перерабатывалось до 850 тыс. тонн народнохозяйственных грузов, можно рассказывать часами.
Сначала по железной дороге, потом на больших кораблях грузо-вместимостью от трех до одиннадцати тысяч тонн их везли сюда со всей страны. На перевалочной базе в бухте Тикси, которая впадает в море Лаптевых, перегружали на мелкосидящие суда типа «река-море» плавания и доставляли в населенные пункты, расположенные на северном побережье Колымы, Индигирки, Яны и Лены. Чтобы справиться с огромным потоком грузов, докерам, механизаторам, стивидорам, тальманам приходилось работать днем и ночью.
Среди приезжих больше всех было одесситов, только студентов Института инженеров морского флота приезжало до трехсот человек. Каким был морской порт и каким стал сейчас, можно судить по тому, сколько здесь перерабатывается грузов. В последние годы он еле укладывается в 10 тыс. тонн. По сравнению с Якутским речным портом и Якутской судоходной компанией, которые перерабатывают за лето более полутора миллионов тонн грузов, можно сказать, мизер. Из чего можно сделать вывод, что жизнь в Тиксинском морском порту угасает.
Такое впечатление, что его поставили на зимний отстой, как ставили много лет назад на выморозку приписанные к Тикси морские суда Северо-Восточного управления морского флота, переименованного позже в Арктическое морское пароходство, и об этом забыли. Когда теплоходы промерзали на два-три метра, их высвобождали из ледового панциря, крепили корпус варкой, ремонтировали машинное отделение и с наступлением лета отправляли в дальнее плавание. Сегодня в Тикси нет ни судов, ни грузов.
Поговорили и забыли
У руководителя ОАО «Морской порт «Тикси» Владимира Земнухова, прошедшего путь от водителя до генерального директора, которым он работает с 1994 года, в отношении будущего предприятия оптимизма поубавилось. Еще недавно он строил планы по превращению Тикси в успешный современный порт, основанные на реанимации и модернизации транспортного узла. О них говорили на научно-практической конференции «Комплексное развитие Северо-Востока России» в Якутске, где поднимался вопрос о проведении дноуглубительных работ для подхода морских судов к причалам, которые строились в середине прошлого века под теплоходы с небольшой посадкой, теперь таких не осталось, о создании компактного завода по переработке леса, пункта приема металлолома в Арктике. Его много не только в Тикси, на острове Бруснева, где находится кладбище кораблей, но и на Колыме, Яне, Индигирке.
Однако после разговоров, которыми отличаются все научно-практические конференции, ничего не только не изменилось, но даже не наметилось на перспективу. И хотя после приезда в Тикси в 2010 году вице-премьера страны В.В.Путина Булунский район определен как стратегически важная территория освоения Арктики, с морским портом это, видимо, не ассоциируется. Попытки активизировать его работу силами небольшого коллектива, который берется за любое дело, чтобы выжить, будь то экологический пилотный проект по сбору древесины в бухте, исключающий получение прибыли, или отправка металлолома на материк, носят перманентный характер. Лом в Арктике можно собирать весной и летом, в пургу и длинную полярную ночь этого не сделаешь. Вывозить из Тикси второй год подряд его удается под влиянием административного ресурса.
Надежды рухнули?!
После принятия в этом году закона о Севморпути все надеялись, что ледовая ставка за провоз грузов уменьшится, но увы. Изменения, которые наметились, касаются обустройства трассы и открытия полярных станций. Решения по снижению «ледокольного сбора» — платы, которая взимается с корабля за перевозку одной тонны груза, и привлекательности самой трассы так и не приняты. А это значит, что судоходство по Севморпути суда будут осуществлять, как раньше, от случая к случаю.
Как такие перевозки отражаются на экономике предприятий, можно проследить на конкретном примере. Чтобы вывезти на рынок непакетированный металлолом, нужно заплатить кораблю за одну тонну более 700 рублей плюс НДС. Если прибавить к ним стоимость погрузки, перевозки и разгрузки в порту назначения, то вывозить металлолом становится невыгодно. Когда В. Земнухов пытался отправить его в прошлом году, Северное морское пароходство потребовало за провоз 8 млн рублей. На рынке 1 тонна металлолома стоит 6—7 тысяч рублей.
«О чем это говорит?» — задается вопросом Владимир Павлович. И поясняет: «Если бы Росморречфлот и Минтранс РС(Я) не вмешались, уговорить пароходство порт бы не смог. Перевозчики не заинтересованы в выполнении таких программ, хотя идти порожняком судно не должно, все понимают». Отправив в прошлом году 1 тыс. тонн металлолома, порт получил первый раз прибыль, которая составила один миллион рублей. В этом году она получилась меньше, потому что вывезено было 340 тонн металлолома и еще 1200 тонн воинского груза. Его отправила воинская часть, сменившая место базирования. Работники порта надеются, что, может быть, в следующем году им удастся подзаработать на разгрузке стройматериалов, которые будут заво-зиться для реконструкции взлетно-посадочной полосы. Других доходов у них не предвидится.
Не банкрот, и ладно
Созданное для снабжения поселка Тикси коммерческое предприятие старается изо всех сил держаться на плаву. Единственный акционер морского порта – РС(Я) не балует его вниманием. Не банкрот, и ладно, считают наверху. Брать кредиты на развитие, когда работаешь три месяца в году, акционерное общество не может. Единственная преференция со стороны государства — имущественный налог, который порт не платит девять месяцев. И это логично. Налоги с прибыли, оборота и транспортный налог перечисляются как положено.
В этом году в Тикси проводилось выездное заседание правительства республики. В постановлении «Об итогах социально-экономического развития муниципального образования «Булунский улус» за январь-декабрь 2011 года и основных мерах на 2012-й» акционерное общество со стопроцентной долей государства упоминается одной строкой в порядке поручения Минимущества и Минтрансу РС(Я). Им сказано было определить оптимальную стоимость аренды причалов порта. По словам В. Земнухова, они не числятся на балансе предприятия и относятся к федеральной собственности. Но из федерального бюджета финансирование не выделяется. Документально балансосодержатель не определен. А между тем на поддержание причалов, портальных и гусеничных кранов в рабочем состоянии требуются средства, которые привлекаются с доходной части небольшой коммерческой организации. Получается, что технологический комплекс стратегически важного для республики предприятия содержится на заработную плату 26 работников, которая составляет в месяц порядка 30 тыс. рублей.

^